Благодарности пост

Благодарности пост

Вот и закончилась маленькая история о любви. «Двое» - пробный рассказ, наша маленькая сказка со счастливым финалом. Мы не знали как будет развиваться сюжет и что ждёт Кира с Ульяной.
Мы благодарим каждого читателя за обратную связь, за добрые советы и поддержку. Наших фотографов : Веру , Ольгу и Нелли за предоставленные фотографии. Чудесную хозяйку Грюнендаля Ольгу и хозяина овчарки Арсения за фотографии их любимцев, Алёну- владелицу чудесного цветочного магазина, которая предоставила нам фотографию милого букета. И конечно , нашу дорогую Женю, которая правила тексты и подсказывала оформление.
Писатель не может существовать без читателя , любое творчество - это люди.
Вы вдохновляете совершенствоваться и писать дальше, пробовать на вкус новые жанры. Уже завтра здесь появится первая глава совершенно другой сказки. Именно в этом нашем творении мы предлагаем принять участие нашим читателям , стать персонажем, тем самым переместиться в волшебный мир где возможно абсолютно всё.

Ну а почитать все главы рассказа- дневника «Двое» в хронологическом порядке вы можете, переходя по этим ссылкам.



https://ginger-zone.livejournal.com/529.html

https://ginger-zone.livejournal.com/1271.html

https://ginger-zone.livejournal.com/1453.html

https://ginger-zone.livejournal.com/1554.html

https://ginger-zone.livejournal.com/1905.html

https://ginger-zone.livejournal.com/2282.html

https://ginger-zone.livejournal.com/2442.html

https://ginger-zone.livejournal.com/2699.html

https://ginger-zone.livejournal.com/2927.html

https://ginger-zone.livejournal.com/3108.html


https://ginger-zone.livejournal.com/3349.html


https://ginger-zone.livejournal.com/3785.html


https://ginger-zone.livejournal.com/3921.html


https://ginger-zone.livejournal.com/4255.html


https://ginger-zone.livejournal.com/4383.html

#дорогойдневник

«Современным В» глава 23 «Зов крови»


Чашка обжигала замёрзшие пальцы. Чёрный и густой, крепкий и ароматный – такой кофе способен придать сил, взбодрить уставший мозг.

- Ты злишься? - Хель смотрела выжидающе на ведьму.
- Я не злюсь, дочь Локи. Ты же пришла и сказала мне правду, пощадив мои чувства, пошла против брата. Для тебя это уже громадный шаг, который говорит о привязанности ко мне. Мне не нравится, что мы бросили Соню одну. Не могу доверять тому, кто обманом пытается получить любовь.

- Обещаю, она в безопасности. Ты разве не заметила притяжение между ними? - она подошла к Василисе сзади и положила руки ей на плечи.
- А твоим обещаниям можно верить, лгунишка Хель? - Вася потерлась щекой о миниатюрную руку.

- Этому обещанию можно. Знаешь, я всё хотела спросить: как давно ты видишь события, связанные с моей работой? Как ты в самом деле относишься ко мне? - Смерть села напротив и заглянула ведьме в глаза.
- После тех ста лет, моя крошка Хель, я никогда не скрывала своего отношения к тебе. Ты мой самый старинный друг и, по иронии судьбы, дух, которого больше всего боятся, хотя Смерть лишь следствие, а не причина ухода. Не по твоей вине происходят войны – их делают люди, не по твоей воле случается голод и нищета – это тоже человеческих рук дело. Болезни и старость – воля богов, природные катастрофы – месть природы. И через тысячелетия бытия я вижу слёзы в твоих глазах, когда происходит непоправимое из-за глупости, жадности и жестокости, но ты всё равно в них веришь и ласкова с теми, кого забираешь, когда они заслуживают светлого конца. Мне кажется, что Смерть – самый трогательный и недолюбленный дух. И я искренне люблю тебя за всех, кто так и не понял, каким порой благом ты можешь быть. - Василиса нежно улыбалась.

Губы Хель дрогнули и она еле сглотнула предательский ком в горле:

- Вась, ты осознаёшь, что с этими способностями тебе уже не место в этом мире? Ты почти дошла в уровне мастерства и осознанности до богов и я должна проводить тебя…

Ведьма игриво улыбнулась:

- Один из постулатов закона бытия ведьм гласит: «Ты живёшь, пока есть интересная для тебя миссия. Ты не можешь уйти, не закончив тех дел, которые имеют ценность для вселенной. Ты живёшь, пока есть интерес к этой жизни». Так, я дала обещание обучить маленькую ведьму погостной магии и научить её использовал свои силы. Если вселенная дала мне снова ученика – значит для неё это важно. Ко мне приходят фамильяры, которым требуется дом – это тоже моя миссия. И я так и не разгадала тайну Булгаковского заклинания…
- Вот ты хитрая лиса, Василиса! Как вовремя тебе попалась эта девочка, скажи честно, ты всё это подстроила? - Хель залилась смехом и хлопнула ладошкой по столу.

- Ничего я не подстраивала, оно само. Видимо кому-то очень интересно смотреть за моей жизнью, как за нескончаемым сериалом. Да и потом, ты же знаешь для меня переход – это не уход в небытие, а своего рода повышение до другого мира в иной форме. - пожала плечами ведьма и отправила в рот кусочек миндальной нуги.
- Ну раз так всё славно складывается, то, пожалуй, мне пора бежать по своим делам, а тебе, хитрая лисичка стоит хорошенько выспаться перед насыщенным днём. - Хель протянула руку к блюду с коричными плюшками и положила парочку сдобных ароматных завитков в наплечную сумку.

Белый свет пробивался сквозь щёлочку плотных штор. Зимний пушистый полдень застал Василису в постели. Сладко потянувшись, она визуализировала чашку крепкого кофе на прикроватном столике. Стеклянная ваза на комоде кокетливо сверкнула гранями и опасно накренилась на бок, задержалась в воздухе на доли секунды и с оглушительным грохотом приземлилась на пол, рассыпаясь сияющими цветными осколками. Ведьма приподняла бровь, взирая на прекрасно-опасный перформанс разрушения совершенства:

- Узнаю эффектную материализацию. - вместо вазы, переминаясь с лапки на лапку, сидел одноглазый полосатый кот.
- Я не специально, никак не могу уловить предметы в пространстве. - Василий прижал ушки и виновато опустил усы. – Поэтому, наверное, меня выгнали из очередной семьи...

- Из семьи людей, я так понимаю? - Василиса сделала плавный жест рукой, элегантно встав с кровати. Осколки закружились в маленьком смерче, соединяясь между собой в форме статуэтки голубой кошки. - Так даже лучше, тебе не кажется?
- Ох, конечно из человеческой. Только ведьмы могут из разрушенного создавать красивое целое. - кот зажмурил единственный глаз, любуясь бликами на стеклянных ушках статуэтки.

- А вот и неправда, люди умеют делать шедевры из камня и глины, просто не многие из них в состоянии осознать, что живые существа ценнее, чем вещи.
- Видимо я не настолько ценен, чтобы они могли это понять на моём примере...

- Ну-ну, перестань, дружочек. Более ласкового и доброго фамильяра надо ещё поискать. Ты не ценный – ты драгоценный! Просто чтобы это понять, надо обладать высокоразвитым чувством прекрасного и большим сердцем. Ты сейчас снова в «Нике»?
- Да, там очень добрые люди, но мне так хочется жить именно со своим человеком в его доме. Ты не могла бы замолвить словечко перед высшими силами, чтобы на Новый Год мне подарили дом и любовь?

- Я обещаю тебе, мой славный котик, что буду очень-очень просить за тебя. Знаешь, я искренне верю в то, что человеческое сердце способно согреть и вместить много добра, оно создано чтобы дарить любовь.
- Даже прощать разбитые вазы?

- Даже разбитые вазы, ободранные диваны, съеденные книжки и внезапные лужи. - Василиса взяла кота на руки и нежно почесала между ушками. - А теперь давай составим твою анкету?
- Я буду тебе очень благодарен.

Василиса развернула свиток и перо ворона стало быстро скользить по бумаге, выводя аккуратные буквы:

Collapse )

«Современным В» глава 22 «Сила которая спала»


Сквозь тоненькую ткань занавесок ласково светило солнце. По просторной Сониной спальне гуляли солнечные зайчики, воздух был наполнен цветочным ароматом и маленькие золотые частицы летали в воздухе – таким изящным чудом волшебный мир встречал рождение юной ведьмы.

Устойчивый баланс тела никогда ещё не был так непоколебимым. Кристина стояла и чувствовала, что она легка и свободна как пёрышко, но это пёрышко было могущественным и смелым. Сила, которая таилась и была девственна, вдруг покинула свой укромный сосуд и в один момент распространилась до кончиков волос Кристины. Наконец-то груз был сброшен – груз печали, стресса и жалости к себе. Одиночество как существовало, так и осталось существовать, но уже не проклятием, а даром.

- Что же случилось, почему мне так прекрасно как никогда, кем же я стала? – прокручивает эту мысль молодая, сильная и неопытная ведьма. Кого за это благодарить или проклинать? Что дальше делать с этим вагоном силы, она ещё не могла понять.

Эта кареглазая, темноволосая кудрявая девушка по своей натуре была сильной личностью и с непростым характером, обладающая саркастичным юмором и манерой говорить всю правду-матку в лицо, без фильтров и мягкости, её абсолютно не волновало насколько сильно она может задеть человека – это же правда, а на правду не обижаются. Также она могла поддержать нужным словом и даже молчанием, хотя не многим это дано, а простые объятия обладали силой нормализации давления и сердцебиения. В ней были противоречия и она могла гармонично их совмещать.

Юношеский максимализм только набирал свои обороты. Не смотря на семейные сложности она хранила в себе силу добра и настойчиво пыталась это сберечь, поэтому и была закрыта для общества, но тем не менее всегда открыто и внимательно слушала собеседника, вникая в каждое слово, смотря прямо в глаза, наблюдая за каждым движением, поддерживая во всём и ставила себя на место любого, кто к ней обращался и в свою очередь могла направить и прокомментировать вслух, либо вовсе молчать и быть рубашкой, в которую можно поплакаться. Впервые за 17 лет это юное создание не хотело ничьей поддержки или сочувствия. Хотя она всегда говорила, что нельзя держать всё в себе, нужно выговариваться и обсуждать проблему, но когда дело доходило до неё самой – она всех отталкивала и закрывалась в крепкий и колючий клубок дикобраза. Но каждый, даже самый опасный и закрытый дикобраз, хочет чувствовать спасительный причал – просто не было того человека, которому она могла бы довериться целиком и полностью, не стесняясь своей слабости.

Подруг у неё не было, она дружила с мальчиками. Близнецы по имени Толя и Вова была старше Кристины на 2 года, жили через дорогу, каждый день не обходился без них. Это было красочное, увлекательное, необычное время, пока они не поступили в университет и не оставили девчонку, которой рано пришлось стать мудрой, сильной, рассудительной и закрытой.

До развода родителей она была зажигалкой, активисткой, обладала больным альтруизмом, занималась одновременно баскетболом и народные танцами. В ней был заведён мотор 16 цилиндров - Buqatti 8.0 W16 B c четырьмя турбинами, который способен генерировать 1500 лошадиных сил и она ими пользовалась вовсю. День начинался со школы в 8-00, она не была отличницей и брала только то, что ей было нужно, очень любила математические науки и, конечно же, она обожала биологию и химию. Затем она резво устремлялась домой: понедельник, среда, пятница – тренировки по баскетболу, вторник, четверг, суббота – она танцевала, всегда и во всём отдавалась полностью без остатка. Если вдруг случалось так, что были соревнования и выступления, всё очень четко до минуты было спланировано. После выступления она мчалась с дулькой на голове и боевым раскрасом на лице, на соревнования по баскетболу, чтобы разорвать всех, в команде ей выпала роль быть защитником своего поля. Многие откровенно удивлялись, как это маленькое создание всё успевает и где она черпает эти силы, а это была природная сила, которая дана не каждому.

Ещё одной её страстью было это рисование. Только она обратит свой взор на бумагу, как на ней через минут пять оживает образ какого-нибудь персонажа. Кристина изучала все стили и направления в живописи, не имея художественного образования, она жадно поглощала всю доступную ей информацию. Пробуя все материалы для своего хобби, она решила попробовать написать картину маслом. Сам процесс создания картин с помощью масляных красок был довольно сложным, но мольберт, холст, масляные краски на палитре, разбавитель и кисть флейц из синтетического материала под номер 25 в руке у Кристины давали ей возможность упоительно забывать о насущных проблемах, а пространство теряло время. Не существовало никаких рамок – что было в душе, то и вырисовывала на холстах, вдыхая в картины жизнь и свой смысл. Каждый референс был подобран по её естеству и когда результат превосходил все ожидания, её душа ликовала – это была ещё одна терапия от душевных ран и одиночества.

Кристина не обходила мимо брошенных, голодных, больных, травмированных животных, тащила домой дворовых котят и щенков, птиц от воробья до ястреба. Мама встречала её на крыльце небольшого уютного дома фразой:

- Кристина, ты опять за своё! Лучше застрелить или утопить, чем мучиться и наблюдать как животное страдает...

С осуждающим взглядом и решительным голосом, Крис не останавливалась и спасала, выхаживала, сама занималась своими питомцами и никогда не бросала их, так и развился в ней этот фанатизм спасать всех, даже в ущерб самой себе. Желание спасать и помогать родилось уже внутри неё, она только правильно и доверчиво следовала этому пути. По этой же причине она остаюсь с отцом, а не уехала с мамой заграницу, потому что заведомо знала, что он себя погубит.

- Чёрт возьми, что происходит? Что я здесь делаю? Да и кто мне объяснит, почему мне так необычайно прекрасно и спокойно?

Ответа не было, потому что Крис была одна со своими мыслями и своей новой жизнью, которая не изведана, но она чувствовала своим нутром, что ей открылась дорога к чему-то давно забытому, мистическому, сильному и безумно интересному.

Ещё совсем девочкой она любила всё жуткое и страшное, даже сколопендра ей казалась настолько страшно красивой, что вместо криков и размахивания рук, она сидела и наблюдала за движением её 21 сегментов ног, грациозными изгибами тела членистоногого, разве это нормально для девочки? Но её это абсолютно не волновало, она всегда в толпе была белой вороной и даже при таком раскладе она чувствовала себя великолепно.

Задрав свой курносый носик и устремив взор в потолок, она сделала сальто, чтобы убедиться – это был не сон. Я же парила, я же летела! Совершив акробатический манёвр, она плюхнулась в мягкую постель, пока никого не наблюдалось в комнате, а успокаивающий чай делал своё дело. Она решила для себя, что у неё должен быть большой чёрный пёс без единого белого пятнышка, а после окончания школы, она поступит на врача, где будет отважно спасать человечество, ведь она совершенно не догадывалась, какие хлопоты может принести не только собака, но и дальнейший выбор трудного и тернистого пути. Планируя свою жизнь и придумывая себе новые цели, она лежала и упивалась своим превосходством и непобедимостью, словно давно угасший мотор Buqatti был заведён в тысячи раз сильнее, чем раньше. Ожидая ответы на все свои вопросы, она лёжа слушала песню «Ведьма» в исполнении Мельницы и напевала в голос:

Эй-эй, пока ещё жива,
Эй-эй, пока горит трава,
Эй-эй, огонь тебе к лицу,
Танцуй, ведьма, танцуй!

«Современным В» глава 21 «Джульетта»

Хель открыла дверцу морозильной камеры, с нижней полки раздавалось тихое мяукание.

- Надо же, звучишь как котёнок… - она взяла на руки младенца. - Тихо-тихо, маленький, сейчас тебе станет тепло. Не у той мамы ты родился, малыш… Ничего, у тебя будет и мама, и папа, и любящие бабушка с дедушкой... - даже Смерть не могла сдержать слёзы от чудовищности происходящего. Тёплая шаль нежно обнимала плечи и пахла ванилью. Дух снял её с себя и запеленал крошку.

- Ох, Василиса… Да как же ты узнала? - прошептала она. Все картинки стали складываться в один паззл – первая встреча на поле боя и взгляд юной воительницы с татуировкой оленя – взгляд не воина, а матери. Партия в карты во время чумы и тихое Васино: «У Смерти нет выходных, давай остановим время», маленькие подарки, которые грели и пригождались так вовремя. Неприятное скребущее чувство накрыло Хель. - Я люблю тебя, брат, но не могу сделать больно ей. - нежно прижав ребёнка к груди, она вошла в светлый портал с чётким намерением выйти из него в гостиную ведьмы.

- Послушай, ты, конечно, взрослая… Но неужели оно того стоит? Весь этот твой осенний марафон с Луи… Ну объясни мне, старой ведьме, что в этом смертном такого уникального, позволяющего ему игнорировать твои потребности, жить с другой женщиной, расставаться, пропадать, не писать вовсе или писать, когда самому вздумается? В своё время я юным девицам, когда они ко мне за раскладом на таро приходили и без карт говорила: «Беги от него как можно дальше, детка». - Василиса с сочувствием смотрела на Марину.
- Понимаешь, он смертный и делает ошибки. Их жизнь такая короткая, ну разве возможно за неё чему-то научится? - Марина смотрела как чаинки танцуют в фарфоровой чашке вальс.

- Это не ошибки! Это деформация личности и склонность к эмоциональному насилию. Я видела детей в возрасте семи лет, которые бросались под пули, чтобы спасти любимую сестрёнку. Видела совсем зелёных ребят, взявших на себя ответственность за девушку с чужим ребёнком. Способность любить и принимать не зависит от отведённого времени. Нежелание мучить и привязывать, играть на чувствах, бережное отношение к границами – всё это есть у смертных мужчин и примеров тому масса. Ты же выбрала «нарцисса-абьюзера», как сейчас говорят психологи. - Вася внимательно всматривалась в тёмный дверной проём, словно ожидала появление гостя.
- Может быть надо больше времени, чтобы у него наступило просветление?

- Так дай ему больше, но с одним маленьким условием… - рыжая хищно прищурила глаза.
- Мы не можем по своему желанию продлевать смертным годы жизни – это всегда решают только высшие силы. - Марина явно заинтересовалась предложением.

- Давать просто так не можем, а проклясть вполне. Вот к примеру, очень неплохое заклятье, - она взмахнула рукой и перед ней появилась пластинка «Наутилуса Помпилиуса», - наугад, вот «Джульетта» – великолепный текст, Кормильцев определённо был гений. Спетое певцом совершенно безобидно, а вот ведьмой получается очень мощно.
- То есть ты предлагаешь, цитирую: «Пусть никто никогда не полюбит его, но пусть он никогда не умрёт»? Тебе не кажется, что это слишком жёстко? - блондинка смотрела на ведьму с явным страхом.

- Ты слишком прямолинейно смотришь на проклятья. Все они имеют возможность искупления. Если он почувствует нелюбовь и холод, то не сможет манипулировать и причинять боль. Затем пройдёт какое-то время, когда он будет жалеть себя и обвинять других. И вот когда его умишко дотянет до осознания, что любовь – это чувство взаимное и он начнёт получать радость не от манипуляций, а от заботы, принятия и потребности делать бескорыстное добро, – вот тогда он получит и взаимную любовь, и окончания проклятья. Тут только вопрос времени, некоторым одной жизни мало. Так что «учи матчасть» и приступай к действиям.

Марина задумчиво рассматривала пластинку.

- Знаешь, я подумаю над этим. Очень хорошо подумаю. Впрочем, кажется, что ты ждёшь гостей, и мне пора домой.
- Да, ты права. Я чувствую приближение гостьи, с которой пока рано тебя близко знакомить. - Василиса устало вздохнула и открыла водный Маринин портал.

Земля накрылась овечьим одеялом – первый снег, пушистый и чистый, поднимал настроение. Тёплый свет окон дополнял сказочную картину. В такой вечер сидеть бы на подоконнике и пить чай с мятой и чабрецом. Но у вселенной сегодня другие планы и тихое шипение энергетического поля вывели Василису из мыслей запечатать все порталы по-быстрому и укутаться в плед.

- Вась… Я тут это… - Хель стояла, красная как помидор, и прижимала к груди чёрный свёрток.

Ведьма закрыла глаза и мысленно посчитала до десяти.

- Ты мне соврала, Хель. Но до того, как ты начнёшь рассказывать эту увлекательную историю, давай перенесём младенца в Хельхейм, где ему суждено пробыть какое-то время.
- Я боюсь, у нас нет на это времени, Вась. Соня в опасности…

- Пять минут, я думаю у нас есть. Я хочу, чтобы матери Хельхейма приняли малыша и подготовили его душу ко второму рождению как можно скорее. Дай мне его на руки, я помню, как это делается. - она закрыла глаза и запела грустную и очень красивую песню:
«Я спою для тебя песню холода,
Унесу тебя в край вечных снов.
Для меня ты дороже золота,
Ждёт тебя там покой и любовь.»

В конце песни в руках Василисы осталась лишь чёрная шаль с серебряными кисточками. Лёгкая как пёрышко, душа свободно отправилась в место, где тысяча матерей заботливо приняли её на своё попечение до скорого перерождения.

- Итак, у нас осталось три минуты… Давай я начну говорить по дороге к месту, где вы были с Соней? - Хель смотрела на ведьму, зрачки которой начинали расширяться, поглощая радужку…

«Современным В» глава 20 «Все тайное становится явным»

Глава 20
Тайное становится явным

- Ну вот вы здесь. Девочки, вам не кажется, что как-то слишком много тайн? - Марина материализовалась на Василисиной кухне и с ходу взяла красивое старинное блюдце, украшенное вязью мельхиора и положила на него большой кусок пирога.
- Васька, обалдеть как вкусно! Можно мне твоего чая с мятой?

- Вы вот тут рассиживаетесь за чаями, а я в институте торчу целыми днями…
- Да ладно, мы думали, что у тебя роман с месье де Мартиньи и вы читаете друг другу французскую литературу при луне. - засмеялась Соня.

- Фи, девочки… Алонсо мой кузен, я его знаю тысячу лет. - Марина сделала такое выражение лица как будто сейчас поставит неуд в зачётку.
- Ладно, ладно. Ты знаешь, у нас особо негде разгуляться по мужской части, да и никакого кровного родства в вас нет. - Василиса как медработник на рентгене посмотрела родовое древо Марины и заулыбалась.

- Ладно вам, девочки. Алонсо мне как брат, да и помнится, они были весьма дружны с французским королём Людовиком XI и даже основали себе уединённую резиденцию в замке Мон-Сен-Мишель. По слухам, они не только охотились, но и проводили тайные обряды под покровительством почтенного аббата де Лампа. Мне приятно мужское общество и галантное отношение, но на этом всё. - Марина произнесла это на одном дыхании и грустно вздохнула. - Мой мужчина либо ещё не родился, либо ещё не осознал, что он мой.
- Мариш, когда ты уже забудешь своего Луи, столько веков прошло… - Василиса обняла подругу, наливая янтарный напиток.

- Я недавно получила от него письмо – он раскаивается, хочет встретиться…
- Знаешь, я готова уже на новую сделку с нашей старушкой, чтобы ты выкинула наконец этого самолюбивого павлина из головы. - серебряный чайник с грохотом приземлился на мраморную поверхность, жалобно звякнув изящной крышечкой.

- Будто ты не знаешь, что я сама уже девочка взрослая...

Соня не стала мешать подругам продолжать разговор, она прекрасно знала, как полезно иногда выговориться, а может даже, чего уж греха таить, поплакать на плече близкого понимающего человека. В руке она сжимала хищно поблескивающий изумрудным глазом кулон. Она тихонько открыла портал и перенеслась далеко от уютной Василисиной кухни, где пахло ванилью и цветами туда, где бушевала стихия и завывал ветер.

Соня надела кулон и увидела замок недалеко от маяка на чёрной скале. Раньше она его не видела, как и много чего ещё – прямо у самого маяка был музей под открытым небом из вырезанных из камня статуй. Соня прошлась среди изваяний и отметила, что сделаны они были очень изящно, некоторые даже вполне узнаваемы. Вот Посейдон, у которого в руках трезубец, вот Афродита в ниспадающей тунике… Соня даже потрогала каменную ткань руками, чтобы убедиться, что это действительно не материя. У последней статуи она застыла в изумлении. Да, это была она, Соня – кудрявые волосы были искусно вырезаны и, казалось, сейчас их разбросает по плечам порывом ветра. Волшебница сидела на камне и смотрела в сторону моря. Скульптор очень постарался и вышло очень реалистично. Соня так залюбовалась собой, что не заметила, как оказалась не одна.

Ассими каждый день приходил в свой воображаемый амфитеатр. Он очень тосковал по родным местам и рыжеволосой девушке, резвившейся в волнах. Он подошёл к статуе, присел по обыкновению рядом на камень, достал конх и начал играть. Гулкие, печальные звуки разлились над окрестностями и даже ветер стих.

Соня стояла совсем рядом под покровом чар древнего артефакта и могла даже дотронуться до своего странного незнакомца так, что он не почувствовал бы её касание. Она рассматривала с интересом этого древнего чародея, который выглядел очень загадочно и в тоже время был очень грустен. У него были длинные чёрные волосы, красивое лицо и могучие плечи. Ослепительно белая туника покрывала его торс и Соня залюбовалась на мгновение какой-то неземной и нереальной красотой этого существа. Что хочет он от волшебницы, какие мысли в его голове – ей не удавалось узнать ни с помощью колдовства, ни с помощью артефакта. Половина тела и лица его была покрыта чёрной блестящей чешуёй, словно у древнего дракона, острые уши и когти на пальцах рук и ног необычно дополняли странный облик. Соня помнила наказание Хель о времени пользования артефактом и решила понаблюдать за незнакомцем подольше.

Ассими долго играл на завораживающем инструменте и Соня не заметила, как задремала в тени величественного дольмена. Волшебные звуки качали её, словно волны, и вот она очутилась на балконе античного амфитеатра, на лице её была красивая маска из змеиной кожи, волосы были собраны золотым обручем, на бедрах красовалась расшитая изумрудными камнями золотая туника, которая сходилась на шее длинными золотыми нитями плотно переплетёнными с самоцветами, напоминающими кольчугу воинов, через которую просматривались все очертания прекрасного тела. Весь этот чудесный образ дополняли рисунки, нанесённые чёрной и золотой краской на бёдра и плечи.

На арене шёл гладиаторский бой и в беснующейся кричащей толпе разносилась смесь эйфории и адреналина. Вид крови пробуждал в людях животные инстинкты сбиваться в стаю, чтобы утолить эмоциональную жажду. В данный момент где-то внизу в первых рядах эмоции, переполняющие зрителей, хлынули через край и началась драка. Разгорячённые тела сплелись в экстазе бойни и уже непонятно было, где интенсивнее продолжалось действо – на арене или в амфитеатре. Стражники спустя мгновение растащили разгорячённую потасовку и убрали тела растерзанных в драке людей, уже больше напоминавших казнённых колесованием.

Соня чувствовала огромную энергию толпы и стоило закрыть глаза, она явно увидела, что эта энергия идёт вверх, словно паутина, и в вихре превращается в свет, который отражается в её одежде. Соня оглянулась и увидела рядом с собой своего загадочного незнакомца, но в этом воплощении они явно были связаны чем-то посильнее, чем плотский союз тел – он держал её руку в своей и свет проходил через него к Соне. Её рука в его ладони лежала уверенно и как-то привычно, он слегка сжимал её, а другая властно лежала на её бедре. Соня ощущала его горячее дыхание на своей шее и по её коже побежали мурашки. Он вплотную приблизился к ней сзади и его рука скользнула ниже, заставив Соню от неожиданности вздрогнуть, это раззадорило его ещё больше и он медленно снял с её волос обруч и рыжие кудри рассыпались по фарфоровым плечам. Соня не могла сопротивляться и наверно точнее было бы сказать, что она и подумать об этом не успела, как оказалась в его объятиях. Его огромные сильные руки властно захватывали её тело сантиметр за сантиметром и, чтобы не потерять душу, она всего лишь на мгновение взглянула в его глаза, после чего словно нырнула в морскую пучину. Свет и звук словно остались где-то вдали, она ощущала и слышала только его дыхание. Зелёные кругляши покатились по ступенькам вниз и Соня почувствовала, как освободилась от одежды. Зелёный цвет пульсировал вокруг и мерцал сквозь волну тепла, которая прошла через неё, вплеталась музыка и было какое-то странное ощущение беспомощности и подвластности чему-то и кому-то большому и сильному. Соня начала задыхаться от всех этих нахлынувших эмоций, словно она под водой и вдруг почувствовала острую звонкую боль.

- Соня, очнись же! - глаза Василисы горели яростью, она трясла Соню и хлестала её по лицу руками. – Хорошо, что Хель мне всё-таки рассказала про её сговор с этим колдуном. - она бросила злой взгляд на стоящего рядом незнакомца, который кажется выглядел испуганным. - Вы дети что ли? Игрушки затеяли…
- Вась, ну что ты так кричишь? Голова раскалывается… - Соня едва смогла открыть глаза и увидела, что уже ночь и светит жёлтая круглая луна. - Я что уснула?

- Знаешь, что это был за артефакт? - Василиса подняла в воздухе подвеску, на которой хищно блеснул зелёный камень. - Это амулет, погружающий в забвение! Через сутки ты бы меня вообще не вспомнила, ты считала бы себя древнегреческой богиней и если бы ты не показала мне это место, то мы больше тебя бы никогда не нашли. Это очень древняя магия. - она оглянулась на чародея - Мужчины, вы когда-нибудь начнёте думать головой? Привыкли брать то, что хочется, и ты… - Хель выглядывала из-за Ассими одним глазом и виновато улыбалась. - Хорошо призналась, что это твой брат родной, стыдно стало наверно, и потом сколько ещё веков мне в глаза смотреть...

Не дослушав монолог Василисы, Ассими подошел к Соне, взял на руки волшебницу и ни слова ни сказав в ответ на гневную тираду Василисы, унёс в замок. Василиса и Хель остались вдвоём. Хель виновато теребила подол платья, Василиса подошла к ней и, смотря вслед удаляющейся парочке, вздохнула:

- Ты что-нибудь вообще мне объяснишь?
- Да он всегда был странный… И вообще владеет очень древней магией и может практически любого заставить подчиниться своей воле. Да, в этом артефакте внутри его собственный глаз и только так получалось подобраться к вам ближе. Я же понимаю, что он меня использует, но сделать ничего не могу… - она хмыкнула носом и стала похожа на маленькую обиженную девочку.

- Скажи я могу за неё не волноваться? - Василиса обняла Хель, та прижалась к ней и обхватила её руками за плечи.
- Да чё волноваться-то, породнимся скоро… - она подняла свою веснушчатую мордашку и хитро улыбнулась.

«Современным В» глава 19 «Снежинка и Смерть»


Комната с артефактами была открыта только для пяти существ: Василисы, Сони, Марины, Ани и Смерти. Четырём – потому, что Вася чётко следовала определению «Ковен – это мы» и её богатая коллекция могла понадобиться какой-то из ведьм, а частые отсутствия не должны были стать помехой для скорой помощи благодаря чудесным вещицам. Ну а Смерти – ей все двери всегда открыты. От остальных комната была скрыта мороком и охранялась любимцем ведьмы – цербером Снежинкой. Ей её подарил Аид, зная, как та обожает собак. Снежинка родилась слабенькой и полностью белой, с тремя непропорционально большими головами и красными глазами, как и положено альбиносам. Церберы могут жить целую вечность и взрослеют очень долго, поэтому целых три года Вася носилась с щенком как с младенцем – лечила рахит, подбирала питание, выкармливала молоком волчицы, которую тоже пришлось завести, чтобы вырастить любимую детку. В итоге вымахала могучая сильная зверюга, которая слепо обожала свою хозяйку и с симпатией относилась к её подругам. Для обычно человека Снежинка выглядела как милейшая самоедская лайка, но стоило переступить порог Василисиного дома, как морок спадал и перед гостем представала громадина двух метров в холке с тремя пастями, в которых красовались по два ряда острых и длинных клыков.

Войдя в состояние, когда дух отделяется от тела и способен путешествовать, ведьма отметала все события недельной давности и увидела, как в тот самый вечер превращения из мерзкого человека в милое животное в комнату шмыгнула тень.

- Ага! - глаза вернулись в нормальное состояние.
- Что ага? - переспросила Соня

- Я, кажется, знаю, кто наш воришка. Ты к гостям из загробного мира как относишься? - Вася потёрла руки.
- Вообще-то как-то не очень…

- Надо, Соня… Надо вас со Смертью лично познакомить.
- Погоди, я как бы ещё не готова…

Но Василиса уже снова унеслась в фантомное путешествие, не дожидаясь согласия подруги.

- Так-так… И где это мы находимся? - ведьма стояла за спиной у тёмной фигуры, которая переминалась с ноги на ногу перед резной старинной дверью. Смерть от неожиданности подпрыгнула.
- Ох, навушки-красавушки, напугала! Ты за каким тут?

- За тобой пришла, а то что это ты за всеми ходишь, а за тобой никто? - Вася широко улыбнулась.
- Я вообще-то на работе! - Смерть недовольно передёрнула плечами.

- А я смотрю, ты прямо полна решимости и радости от этой работы. - ведьма приподняла бровь и ухмыльнулась. - Где хоть мы?
- В Виндзорском замке. - прозвучало обречённо в ответ.

- О, знаменитый висяк! Лет десять ходишь?
- Не смешно. Знаешь, я прихожу, мне предлагают чая, я не могу отказать августейшей особе, пью чай, а там коньяк. Мне в алкогольном опьянении не положено забирать по инструкции людей и я ухожу. Прихожу снова – проверяю чай, там нет алкоголя, беру конфетку, а там ром… Ухожу. Прихожу – не ем конфет, беру кексик, а там херес… Да я сама уже её забирать не хочу! - Смерть нерешительно стала растирать костяшки на запястьях.

- Ну, годом раньше, годом позже… Да ты не расстраивайся! Пойдём лучше ко мне – я пирог испекла, с черникой, как ты любишь. - Вася сочувственно положила ей руку на плечо.
- На песочном тесте и с йогуртовым кремом? - дух питал слабость к сладостям и песочной выпечке

- Он самый! Ну так что, идём пирог есть или попытка номер одиннадцать? - чародейка заговорщически подмигнула.
- Да, годом раньше, годом позже…

- Ты только вид нормальный прими.

Соня была готова увидеть старуху с косой и очень удивилась, когда рядом с подругой материализовалась девочка лет двенадцати с каштановым косичками и забавными веснушками на носу.

- Соня – это Хель, она же Смерть. Хель – это Соня, она же урождённая Софья Трубецкая. - коротко представила Василиса.

В гостиной витал аромат ванили и свежей выпечки. Хель, поджав ноги, сидела в громадном кресле и уплетала второй кусок пирога.

- Слушай, я ничего не понимаю. Зачем она здесь? - Соня смотрела на усыпанного крошками подростка.
- Я думаю, нам Хель сама сейчас расскажет, зачем она тут. Правда ведь, любительница пирогов и мелких краж? - со смехом ответила Вася.

- Я не крала, я одолжила. - с набитым ртом ответила Хель.
- То есть так у могущественных духов положено поступать с карточными долгами? - иронично спросила Соня.

- Могущественным духам и в карты с ведьмами не положено играть! - скорчила обиженную рожицу девочка.
- Я не буду спрашивать, зачем тебе понадобился этот браслет и даже не собираюсь обижаться или выяснять отношения. Просто верни его мне сейчас, пожалуйста. - Василиса пристально смотрела на гостью.

- Не могу. Ты его ей отдашь, а у меня сделка с одним из греков. - Хель кивнула в сторону Сони.
- Так, а вечер перестаёт быть томным… - Соня посмотрела на подругу.

- Интересные дела – ты мне не можешь вернуть мою вещь, которую я у тебя выиграла. Карточный долг – долг чести, не помнишь? Как хоть зовут грека? - ведьма хищно прищурила глаза.
- Не могу сказать, слово дала. - девочка смотрела исподлобья.

- А сделка была только, чтобы не давать мне именно этот браслет? - уже гораздо мягче стала уточнять Софья.
- По-моему да… - неуверенно ответила Хель.

- Ну тогда, если дело касается именно этого артефакта, то я согласна взамен своей потери получить от тебя иной защитный артефакт со схожими свойствами. - Вася готовилась к более выгодной сделке. - И как моральную компенсацию ещё хочу получить от тебя замок на мою комнату, который тебе вскрыть не под силу.
- Ну знаешь что, это уже наглость! - начал было возмущаться дух.

- Ну какая же это наглость, дорогая Хель? Вот я разве, проиграв, не отработала за тебя сто лет? Получается, что ты, один из самых влиятельных духов так легко меняешь условия сделок?
- Да что же это такое! Вот думаешь, что хоть кто-то от души тебя на чай зовёт, а им всё надо, надо... Вот тебе замок! - она протянула ладошку с бронзовым изящным замочком.

- А амулет? - уточнила Соня
- И амулет. - на Васиной шее появился красивый зелёный камень в серебряной оправе. - Только смотри, от чар и видимости всех духов он уберегает отлично, но при ношении больше двух часов для смертных и больше суток для чародеев приводит к безумию. Побочки, сама понимаешь, есть у всего… - Смерть развела руками. - Это всё, что вам от меня было нужно?

- Нет, не всё. - Василиса щёлкнула пальцами и на коленях Хель оказалась чёрная пушистая шаль с серебряными кисточками. - Сама вязала, из козьей шерсти, а то таскаешься по всяким местам, холодно бывает.
- Ой, какая чудесная! - девочка вскочила с кресла, завернулась в пушистую шаль и стала крутиться перед зеркалом. – Значит мы всё же друзья?

- Кто делает из смерти врага – всегда проигрывает… - улыбнулась ведьма.

Соня смотрела как в камине языки пламени лизали поленца и размышляла вслух:

- Какой-то грек, очень странно…
- Слишком странно и настораживает. - вторила ей Василиса.

- Зато теперь есть защита и я могу слетать и всё попытаться разузнать.
- Ты знаешь, мне страшно тебя одну отпускать, может хоть Снежинку возьмёшь?

Соня перевела взгляд на мирно спящую цербериху, которая занимала половину гостиной и живо представила себе эту картину…

Тайна- любовь Джинжер 3 #мокрыйносищетдом

Нежный звон колокольчика оповестил о появлении особенного посетителя. Мягкой поступью чёрная кошка скользнула в полумрак кабинета и, прищурившись, внимательно посмотрела на рыжую самку ведьмы за большим дубовым столом:
- Это у вас можно оставить резюме на фамильяра?

Ведьма улыбнулась и показала рукой на высокий барный стул с мягкой бархатной подушкой:
- У нас, располагайтесь уютнее. Как я могу к вам обращаться?
- Тайна. - сказала кошка и изящно прыгнула на указанное место. - А вы – ведьма Василиса.
- Я верно вас поняла, что своё имя вы хотели бы скрыть? - волшебница достала бланк и поставила перо напротив графы «имя».

- Ох, нет! Меня зовут Тайна. - кошка улыбнулась и её шикарные усы засверкали бликами от света чёрной свечи.
- Простите. - засмеялась Василиса. - Вам очень идёт это имя. Какими способностями, Тайна, вы обладаете?

- Вижу духов, умею договариваться с домовой нечистью, безошибочно определяю подселенцев и могу об этом сообщить нанимателю, создаю вокруг себя атмосферу уюта и спокойствия, вибрациями помогаю входить в состояние медитаций. - Тайна щурила оранжевые глаза, словно читала по невидимой книге.
- Ого, список очень впечатляет! А как у вас с коммуникативными навыками?
- Я очень осторожна в выборе друзей, но, доверившись, готова отдаваться общению и дарить много приятных моментов. - Тайна с королевской грацией сложила передние лапки друг на друга.
Василиса закончила заполнять бланк и с восхищением посмотрела на кошку:
- А не хотели бы вы остаться у меня? Вкусная еда, место у камина, полная свобода действий и ласковое обращение гарантированы.
- О, я боюсь показаться невежливой, но не сочтите за наглость – ваш образ жизни слишком суетлив для меня. Громадная цербеиха, постоянные гости из разных миров и ваши путешествия во времени – это слишком большая нагрузка для кошки, которую нелёгкая судьба привела в приют. Я бы хотела быть рядом с более спокойной ведьмой, если вы меня понимаете.
- Понимаю и ни сколечки не обижаюсь. Хотя, признаться мне очень жаль, так как вы действительно уникальны. Позвольте тогда мне предложить вам составить ещё одно резюме для обычной семьи неволшебников. Ведь, поверьте, люди умеют любить вовсе не хуже магов, а ваши навыки им могут пригодиться куда больше. Да и скажу честно, их жизнь куда спокойнее...
- Что ж, я, право, не думала об этом варианте, но ваше предложение мне кажется весьма симпатичным. Итак, начнём:
ТАЙНА

Collapse )

«Современным В» глава 18 «Из сна а Явь»


Волосы развивались на ветру и ощущение полёта было в этот раз немного странным, словно сквозь стекло. Верхушки сосен щекотали обнажённые щиколотки и воздух, напитанный эфирными маслами, кружил голову. Долгий полёт над ночными лесами и лугами происходил словно по заданной траектории, в одно мгновение произошла яркая вспышка и чародейки переместились в южную ночь.

- Вот это да! - Василиса восхищённо посмотрела на старый маяк и схватила Соню за руку. - Это волшебно, смотри – начинается шторм, прямо моя стихия. Давай искупаемся?
- Вась... Ты помнишь, что это сон и нам нужно искать?

- Так мы и будем искать! - Василиса как ребёнок завизжала и нырнула в кипящую пену волны.
- Ну вот как с тобой серьёзно… - прошептала Соня, фальшиво закатив глаза, а через секунду с восторгом нырнула за подругой.

Если это был сон, то он был волшебный – наверху бушевал шторм, а под водой было спокойно и тихо. Чародейки, словно зачарованные, плавали за стайками переливающихся рыбок, кружились в пенных водоворотах и, кажется, совсем потеряли счет времени. Когда они выбрались на сушу, уставшие и раскрасневшиеся, то свалились на тёплый песок и лежали, разглядывая небо.
- Вась, я кажется знаю, почему мы здесь. Это моё любимое место, где я уединяюсь, когда хочется превратить какого-нибудь студента в жабу…
- Ты никогда не говорила, что знаешь такие укромные места. Смотри, совсем никого нет...

- Есть... Последний раз, когда я была здесь, у меня пропала метла. Когда я пошла искать её, я встретила странного человека. Представляешь, я совсем про это забыла – это был тот день, когда я разбиралась с Артемием. Очень странно, но я всё хорошо помню – и пляж, и море, и что была здесь, а то, что встречала кого-то, вот только что всплыло в памяти. Мне кажется я поняла, кто меня заколдовал. Здесь есть хозяин и я надеюсь, сейчас, находясь во сне, мы и наши действия ему недоступны. Вот почему меня так сюда тянет и когда я закрываю глаза, то слышу шум моря. Ощущения странные – похоже на один из тех приворотов, которые мы сотню раз снимали с других, но я была уверена, что на мне, как и на каждой из нас, сильнейшая защита. - Соня задумчиво обхватила колени руками и тихо произнесла: - Знаешь, я слышу странные тягучие звуки... Мне снится море и этот маяк, меня словно привязали к этому месту. Кто это может быть, Вась? Не могу вспомнить ни лица, ни роста, ни цвета глаз, ни цвета волос – ни-че-го!
- Понятно, давай тогда возвращаться. Я слетаю одна и проверю, кто у нас тут такой умный...

Через секунду Тархонкуртская ночь растворилась без следа, и вот они в каменной зале роскошного старинного особняка – шершавый кожаный диван, плачущие свечи в резных подсвечниках и озадаченная Василиса напротив.

- Знаешь, мне как-то даже не хватает нашего старого козла. - сказала Василиса и оглянулась.
- Тебе на работе его мало? Слушай, может я ещё разок слетаю и сама всё проверю? Помнишь, у тебя был старинный артефакт... Кажется, браслет с чёрным камнем, который ты выиграла у старухи в карты. Он делает неуязвимым от всех видов колдовства даже простого смертного, но через час уже начинает тянуть из него жизнь и через день молодой мальчик может обернуться дряхлым стариком - так ты рассказывала...

- Да, конечно. Только не надевай его, а повесь на шею на холщовую веревку – тогда вреда не будет. Я не знаю, насколько этот чернокнижник пробил твою защиту. - сказала Василиса и пошла в другую комнату. Вскоре Василиса вернулась с бархатным кейсом и продемонстрировала Соне, что он был пуст. - Что творится, мать царица…- Василиса покрутила в руках чёрный предмет и взгляд у неё снова сделался стеклянным...

Голди- любовь Джинжер 2 #мокрыйносищетдом

Как вы поняли , авторы блога Джинжер очень любят животных. И сегодня мы решили поделиться историей ещё одного прекрасного парня из Ники.

Рыжий Голди, умный, красивый и с гордым характером. К себе не подпускает, эти «мимимишки и девичьи восхищения» не для него. Голди изначально знает, что он избранный. А у избранных и запросы, не простые, а золотые!
Голди молод, в самом расцвете сил, 2017гр. Кастрирован, здоров, привит, есть паспорт. Пристраивается строго по договору, с дальнейшим ненавязчивым отслеживанием судьбы.
Проживает в приюте «Ника» (г. Зеленоград).
Для связи: +7 (915) 084-37-01, info@fond-nika.ru

Своим персиковым окрасом и умным взглядом, Голди разбудил во мне память о моем любимом Друге по кличке Хитр.
Идя домой после тренировки, я увидела этого уже не котёнка, а котика примерно 6-8 месяцев, с окровавленным носом,грязной подпалиной шерстью и усами,было понятно, что у человечества неиссякаемый запас жестокости и мерзости. Конечно же я забрала его к себе, у него совершенно не было сил отбиваться, поэтому обессилившим лежал у меня на руках. Я его выходила,а он отвечал мне благодарностью и любовью.
Моя рыжая тень).
Он никогда не просил настойчиво кормления, мне было достаточно его взгляда и ритуального танца вокруг меня.Он всегда задумчиво глядел в огонь, через дверцу печки и внимательно слушал как трещат дрова. Мой навеки верный,ласковый и добрый кот, который также стал жертвой издевательства людей, но он рискнул и доверился мне и навсегда остался в моем сердце! Так же и Голди достоин добродушного и верного друга, который подарит свою заботу и ласку, дав возможность вновь поверить этому миру.
Ссылка на чудесного кота https://www.fond-nika.ru/goldi
#мокрыйносищетдом

Collapse )

«Современным В» глава 17 «Времени нет»


«Война есть продолжение политики иными, насильственными средствами»
Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц

Свобода в крови, в образе жизни… Кто был рождён кочевником – тот не знает границ. Среди дикой природы, где раскинулись степи и горы, воздух пахнет пряными травами и несётся табун. Животные с горячим дыханием - священные белые кобылицы и одна из них принадлежит ей. Красота в силе и эффективности, война как труд, как искусство, танец с боевым чеканом – смертельный танец…
Ты помнишь голос матери? Запах костра шамана… Ты помнишь боль, что расцвела узорами на плечах? – звери, хранящие воина. Эта первая жизнь была полна свободы и жажды крови. Женщина-воин – невероятное явление на много веков вперёд и обыденное в Пазырыкской культуре. Рождённая убивать предназначена судьбой быть на границе жизни и смерти всегда.

Василисины зрачки расширены так, словно в них поселилась тьма – смотреть ей в глаза в это время опасно для рассудка. Она совершает путешествие вглубь веков, ищет её и не может найти. Времени нет, его не существует – есть события на спирали. Ей нужен момент – всего одна яркая картинка, которая даст координаты места, где это произошло.

- Древнее колдовство, сильное, не ведьмачье. Культура не моя, стихия тоже ближе к твоей. - она отвела глаза и зрачки пришли в нормальное состояние, обнажая зелень радужки.
- Меня сны странные мучают… Не высыпаюсь, словно проваливаюсь. - Соня тревожно посмотрела на подругу.

- Я отдохну и пойдём в твои сны. - Вася несвойственно себе серьёзна.
- Конечно, давай отдохнём. Кстати как тебе этот Антуан? - чародейка специально сменила тему, чтобы подруга могла выйти из сосредоточенного состояния.

- Ведьмак, получивший силы по заслугам. В первую встречу произвёл хорошее впечатление – хотя когда я в образе смерти, люди со мной всегда обходительно приятны… Сейчас плутоват и галантен, но за лёгким обращением и светским политесом скрываются великие способности, а значит француз очень многое практиковал и изучал. Я не верю в случайности, в его появлении в нашем ковене есть некий смысл, какой – мне пока не открылся. - Василиса могла говорить с Соней откровенно, не боясь, что она передаст её заключения кому-то из подруг.
- Мне кажется или ты с ним флиртовала? Пойми верно, но последнюю сотню лет я не наблюдала тебя с мужчиной…

- Для поддержания общей светской атмосферы и комфорта гостя. - усмехнулась она. - За последнюю сотню лет я занята другими отношениями и боюсь, что в этот раз всё гораздо серьёзнее, чем обычно.
- И кто же этот «несчастный»? - Соня пронзительно смотрела на подругу. Василиса провела пальцем по запястью левой руки и на нём появился изящный браслет. Восемь драгоценных камней, на каждом из которых были вырезаны руны: Хагалаз, Наутиз, Иса, Йера, Эйваз, Перт, Альгиз и Соулу.

- Значит всё и правда серьёзней некуда…
- Ты даже не можешь представить себе насколько… - обычно взбалмошная, ведьма мягко улыбнулась и положила руку себе на живот.

- Ты ждёшь дитя? - Соня округлила глаза, уж что-то, а беременность подруги она бы точно увидела.
- Нет. Пока нет, но я вижу сны из самой первой моей жизни и слышу голоса своего будущего ребёнка. Хеймдалль тоже чувствует, что это скоро свершится.

- И после этого ты мне говоришь про древнее колдовство и опасность путешествий во времени?
- Милая моя сестра по духу, мы слишком по-разному относимся к магии. Ты осторожна и почтительна с богами и духами, каждый твой ритуал аккуратен и выверен, как по учебнику, ты боишься использовать весь свой потенциал и нарушить баланс. Я же режу аттамом колбасу и болтаю с триединой богиней о маникюре. Однажды умудрилась проиграть Смерти сотню лет в карты и бегала по её поручениям во время чумы и холеры. Знаешь как погибают ведьмы? Им становится скучно жить. И вот в этот момент они опускают руки и перестают быть полезными. Они становятся не интересными даже миру богов. Моё существование превысило жизнь многих религий только от того, что им интересно наблюдать за мной, а меня приводит в восторг знакомство с каждым новым Богом. Сейчас ты перешла временной порог и кому-то из древних очень интересно затеять с тобой игру. И нет, я не осуждаю твои путешествия, я хочу понять кто и почему решил тронуть ту, что стала мне дороже кровных родственников. Я отдохнула и прошу тебя позволить мне проникнуть в твои сны – может, там мы вместе найдём виновника твоего беспокойства.

Василиса взяла Соню за руку и вздохнув, закрыла глаза. Воздух в комнате стал тягучим и плотным, мягкий диван словно превратился в зыбучий песок и обе волшебницы мягко провалилась в мир сновидений…